Законодательство КПК

Чем интересна статья: автор предлагает для снижения затрат при регулировании применять успешно зарекомендовавшие себя lean-технологии, ключевой принцип которых – постоянное стремление к выявлению и устранению всех видов потерь всех участников на основе равноправного партнерства.

В настоящее время ведется очень масштабная работа по реформированию государственного регулирования и контроля.

В соответствии с поручением Президента России Правительство РФ разработало План мероприятий по реализации механизма «регуляторной гильотины». Определение «регуляторной гильотины» дано на официальном сайте Аналитического центра при Правительстве РФ:

«Этот термин означает инвентаризацию всех действующих и обязательных для бизнеса требований с целью понять — соответствуют ли они современным реалиям. Если соответствуют, то нормы остаются, если нет, то они отменяются или изменяются. К 1 января 2021 года весь массив норм, устанавливающих обязательные требования, должен быть полностью заменен на новые. Это позволит существенно сократить административную нагрузку на бизнес — с одной стороны, а с другой — повысить уровень безопасности потребителей».

Реформа контрольно-надзорной деятельности имеет позитивные результаты и весьма существенные. Посмотрите, как налоговые органы стали контролировать соблюдение налогового законодательства (налоговое администрирование)! За последние 5 лет (с 2013 по 2018 год) прирост налоговых доходов в консолидированный бюджет Российской Федерации увеличился на 90% (с 11,3 до 21,3 трлн руб.). Это при том, что совокупный валовый внутренний продукт (ВВП) России вырос за этот же период на 2,4%.

Налоговые поступления увеличились в результате совершенствования цифрового контроля, который позволяет выявлять реальную налогооблагаемую базу. Это способствует «обелению» национальной экономики, а значит равным условиям для всех её участников.

Автоматизированная система контроля за НДС (АСК НДС) помогает с каждым годом собирать все больше налога этого вида: 4,6 трлн руб. в 2016 г., 5,1 трлн руб. в 2017 г., 6 трлн руб. в 2018 г. АСК НДС также помогает собирать больше налога на прибыль. Налоговый автомат без участия инспектора выявляет сомнительные условия сделки. Затем направляет хозяйствующему субъекту требования по уточнению обязательств не только по НДС, но и налога на прибыль.

Инструменты Федеральной налоговой службы позволили достичь минимального в мировой практике уровня налогового разрыва (разница между суммой налогов фактически поступившей и расчетной, исходя из определенной налогооблагаемой базы) в размере 1%.

Успехи российской налоговой службы высоко оценивают и международные эксперты. Руководитель секретариата Форума по налоговому администрированию ОЭСР (FTA) Питер Грин отметил:

«Россия далеко ушла в налоговом администрировании. И особенно во внедрении онлайн-касс».

В статье «Роль России в создании налоговика будущего» в издании Financial Times журналист рассказывает, как руководитель налоговой службы России Михаил Мишустин показывал ему результаты сбора информации с онлайн-касс. На интерактивном видеостенде была информация о том, какие напитки оплатил этот журналист в день интервью в отеле, где проживает.

В разных министерствах и государственных службах может быть разный уровень достижения целей реформы. Кроме того, в одном ведомстве могут быть различные ситуации. Наиболее содержательные обзоры реформы контрольно-надзорной деятельности представлены в ежегодных докладах Комитета Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

Следует отметить, что положения Федерального закона №294-ФЗ (ст. 1) и проекта нового Федерального закона «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации» (пп.11 п.2 ст.2) не применяются при организации и осуществлении контроля и надзора Банком России. Однако мегарегулятор стремится соответствовать общей государственной политике, так, например, включился в работу по «регуляторной гильотине», применяет такие эффективные методы как:

  • Доклады для общественных консультаций;
  • Профилактические мероприятия;
  • Пропорциональность регулирования;
  • Риск-ориентированный подход;
  • Расчеты воздействия планируемых норм;
  • Предварительная публикация проектов нормативных актов;
  • Экспертные советы;
  • Оценки регулирующего воздействия (ОРВ);
  • Личные кабинеты на официальном сайте;
  • Интернет-приёмная;
  • Прямые диалоги с бизнесом на различных форумах, конференциях;
  • Сбор отчетности в электронном виде;
  • И другие.

Но регулярно возникают ситуации, которые приводят к избыточному административному давлению на участников микрофинансового рынка. Часто это связано с правоприменительной практикой в отдельных случаях в некоторых регионах.

Крупные проблемы находятся на контроле и в оперативном управлении представителей регулятора и объединений микрофинансовых институтов. Например, порядок формирования резервов, операции с наличностью в кредитных потребительских кооперативах (КПК), порядок расчета финансовых нормативов и другие. Но иногда появляются незначительные несоответствия в вопросах применения обязательных требований. МФИ тратят лишние деньги и рискуют получить административное наказание.

Ситуация-1

Обязательное требование: применение микрофинансовыми организациями (МФО) контрольно-кассовой техники (ККТ)

Вопрос: в каких случаях использовать. Например, необходимо ли формировать кассовый чек на сумму процентов, уплачиваемых при погашении потребительского займа, выданного без указания цели заемщиком и не на покупку товаров, работ, услуг у МФО. В двух разных письмах Федеральной налоговой службы содержатся неоднозначные и скорее даже противоречащие друг другу ответы на этот вопрос:

  1. Письмо ФНС России от 27.06.2019 N ЕД-4-20/12600.
  2. Письмо Управления ФНС России по г. Москве от 01.08.2019 г. N 1715/138090@.

Ситуация-2

Обязательное требование: информирование Росфинмониторинга о результатах проверки своих клиентов.

Вопрос: какова периодичность направления формализованных электронных сообщений (ФЭС). Например, нарушит ли КПК пп.7 п.1 ст.7 Федерального закона от 07.08.2001 г №115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» (ПОД/ФТ): «1. Организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, обязаны: … 7) не реже чем один раз в три месяца проверять наличие среди своих клиентов организаций и физических лиц, в отношении которых применены либо должны применяться меры по замораживанию (блокированию) денежных средств или иного имущества, и информировать о результатах такой проверки уполномоченный орган…», если в период с 01 июля по 31 декабря направит ФЭС только 25 июля и 25 октября?

Ситуация-3

Такое же обязательное требование, как в ситуации-2.

Вопрос: необходимо ли направлять ФЭС по каждой проверке, если они проводятся чаще, чем 1 раз в 3 месяца. Например, является ли нарушением, если организация отправит ФЭС 25 июля и 15 октября, при том, что фактически выполнит проверки 25 июля, 10 и 25 августа, 10 и 25 сентября, 10 и 15 октября?

Разные подходы проверяющих к ответам на указанные выше вопросы приводят добросовестных участников микрофинансового рынка к необоснованным издержкам и риску административного наказания.

В Послании Президента РФ к Федеральному собранию от 20 февраля 2019 года Владимир Путин отметил:

«Чтобы добиться тех масштабных целей, которые стоят перед страной, нам нужно избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства. Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания».

Являются ли указанные выше ситуации достойными внимания, и требуется ли их исправление? Действительно, эти проблемы не носят глобального характера. Каждая из них в отдельности не приводит к значительным затратам организации. Однако совокупность подобных коллизий может отвлекать значительные ресурсы. Особенно это существенно для небольших организаций.

Банк России активно участвует в диалогах с представителями микрофинансового рынка и многие вопросы решаются. Но наблюдается нарастающее уныние МФО и КПК от того, что с течением времени количество необязательных спорных ситуаций не уменьшается, а растет. Решение споров с регулятором в суде – почему-то достаточно редкая практика. Конечно, должны быть не ощущения, а точная оценка существенности затрат. Это задача представителей микрофинансового рынка.

Предлагаю создать систему сбора и обработки обращений различных микрофинансовых институтов (МФИ) по вопросам необоснованных потерь в процессе контрольно-надзорной деятельности. В результате появится своеобразный распределенный реестр (РР) «Инциденты регулирования и надзора: микрофинансовая деятельность». В нем каждый участник сможет зарегистрировать собственное и изучить содержание других обращений, расчеты размера потерь, историю рассмотрения, установленный приоритет, добавить комментарии, отслеживать историю решения. Обеспечить гарантированный полноценный доступ к этому реестру. Решения по инцидентам принимать коллегиально с представителями МФИ в рамках советов комплаенс.

Действия, нацеленные на выявление и устранение излишних затрат, активно применяются в мировой практике и часто именуются как lean-технологии или «бережливые технологии». В книге «Бережливое производство. Как избавиться от потерь и добиться процветания вашей компании» (Вумек Джеймс П., Джонс Дэниел Т.) можно ознакомиться с примерами на производстве. В статье Царенко А.С. «Бережливое государство»: перспективы применения бережливых технологий в государственном управлении в России и за рубежом» представлен опыт в сфере государственной деятельности.

Контрольно-надзорная деятельность как сфера взаимоотношений имеет свои особенности. В статье «Бережливое регулирование предпринимательства в России» сформулированы принципы и инструменты, которые, по моему мнению, позволят сократить необоснованные затраты:

  1. Достоверная и открытая статистика ущерба и событий их вызвавших.
  2. Презумпция добросовестности.
  3. Профессионализм в принятии решений о необходимости и объеме обязательных требований.
  4. Дифференциация обязательных требований в соответствии с системой управления рисками.
  5. Оценка регулирующего воздействия.
  6. Советы комплаенс с представителями бизнеса.
  7. Выработка обязательных требований предпринимательским сообществом.
  8. Максимально допустимое упрощение обязательных требований и редкое их изменение.
  9. Единый реестр обязательных требований.
  10. Целостность системы регулирования на всей территории страны.
  11. Технологичность требований.
  12. Взаимодействие с разработчиками программ, обеспечивающих соблюдение обязательных требований (РегТех).
  13. Не игнорировать, а наоборот поощрять выявление потерь.

Инструменты могут быть различными, но главное – это стремление к созданию системы, в которой не на конфронтации, а в условиях сотрудничества, равноправного партнерства будут выявляться и исключаться потери всех участников взаимоотношений. Считаю, что концепция «бережливого регулирования» поможет микрофинансовому рынку активнее развиваться, повысит деловую активность его участников и финансовую доступность. В том числе поможет очистить рынок от недобросовестных участников, т.к. цель бережливых технологий – сокращение всех потерь, в том числе и у общества.

Михаил АндроновДиректор по развитию компании «Аскорт»