ВКК

Мы рассказываем уникальную историю о спасении «Тяжинского кредитного союза», который очень сильно пострадал во время кризиса 2008 года. Чтобы история была достоверной, мы постарались посмотреть на ситуацию с разных сторон и поговорить со всеми сторонами, участвующими в спасении кооператива, получили их оценку событий.

Благодаря коллективу, пайщикам и помощи коллег «Тяжинскому кредитному союзу» удалось избежать последней стадии процедуры банкротства конкурсного производства. После пяти лет борьбы, включая два года внешнего управления, выполнения плана по восстановлению платёжеспособности основная часть кредиторов согласились подписать мировое соглашение и дать кооперативу ещё пять лет, чтобы погасить их долги по договорам личных сбережений. 

Марина Коханова, заместитель директора СРО «Кооперативные финансы»:

Марина Коханова

Когда и как можно определить первые признаки финансовой неустойчивости КПК, какие меры вовремя предпринять, на чью помощь рассчитывать, что может и чего не может СРО и Банк России в процедуре недопущения банкротства КПК? Разговор об этом мы продолжим с экспертами и практиками на VIII Форуме кредитных союзов России на сессии «Актуальные вопросы финансового оздоровления и повышения финансовой устойчивости КПК».

В январе 2014 года в рамках процедуры банкротства заканчивается срок внешнего управления на КПК «Тяжинский кредитный союз» (ТКС), которое продлилось два года. Далее согласно нормам Закона «О несостоятельности (банкротстве)», если кооператив так и не смог рассчитаться по своим обязательствам, арбитражный суд должен признать его банкротом и открыть конкурсное производство с последующей ликвидацией ТКС.

На 1 ноября 2013 года задолженность ТКС перед кредиторами, установившими свои требования в арбитражном суде, составила около 34 млн руб. Основная их масса – это пайщики-сберегатели. Финансовое состояние кооператива не представляло возможным вернуть эти деньги до окончания процедуры внешнего управления. Но после общего собрания 15 ноября большинство кредиторов приняло решение воспользоваться единственным шансом, чтобы спасти ТКС и не допустить его банкротства, – заключить мировое соглашение и предоставить ТКС отсрочку по возврату своих сбережений в соответствии с новым графиком платежей.

«Это большая победа, и это первое мировое соглашение на рынке кредитной кооперации, подписанное в тот момент, когда уже почти все ликвидные активы кооператива распроданы, и у него нет средств, чтобы рассчитаться с пайщиками», – отмечает председатель совета НП СРО «Народные кассы-Союзсберзайм» Андрей Сиднев. «Особенно важно, что система управления кооперативом именно в кризисных условиях показала свою жизнеспособность: все пайщики являются собственниками кооператива, и от их решений зависит его судьба», – добавляет председатель правления «Тяжинского кредитного союза» Андрей Сметанин.

КАК РАЗВИВАЛИСЬ СОБЫТИЯ

КПК «Тяжинский кредитный союз» был зарегистрирован в 1997 году и стал одним из первых кооперативов, образовавшихся в Кузбассе. За 15 лет работы услугами ТКС воспользовались более 20 000 жителей региона, пайщикам выдано около 124 269 займов на 1,172 млрд руб., более 4500 членов заключили договора личных сбережений и получили доход в 250,67 млн руб. Кроме того, кооператив был одним из крупнейших налогоплательщиков в регионе – в бюджеты и фонды всех уровней кооператив перечислил 46 млн руб. налогов.

Проблемы начались к концу 2008 года во время финансового кризиса. Пайщики толпами ринулись в кооператив с требованием вернуть их вложенные деньги. «Паника, страх и недоверие населения подкреплялись недостоверной информацией, публикациями в СМИ. В результате работа кооператива была парализована, мы не могли сразу рассчитаться со всеми. Кооператив был в шаге от пропасти без шанса на спасение средств пайщиков», – вспоминает Андрей Сметанин.

Ситуацию ещё обострял тот факт, что часть средств кооператива с 2007 года была вложена в строительство жилого 24-квартирного дома для пайщиков. По словам Андрея Сметанина, ТКС подвели строители, которые нарушили технологию возведения здания, и до кризиса дом не успели достроить, сдать в эксплуатацию и продать квартиры. «Часть средств оказалась просто заморожена в этой стройке», – говорит он.

С октября 2008 года по июнь 2010 года кооператив рассчитался с 1000 пайщиков, вернув более 100 млн руб. сбережений – около 40% активов ТКС. Но число требований по исполнительным листам не заканчивалось, пайщики продолжали через суд добиваться возврата своих средств.

Кроме того, плохо обстояли дела с возвратом долгов от заёмщиков ТКС. За 2007 – 2010 гг. в различных судах Кемеровской области ТКС выиграл более 1800 исков, в исполнительном производстве находились дела более чем на 48 млн руб. «Но, судя по результатам, судебные приставы практически ничего не делали, чтобы вернуть долги, не работали с заёмщиками», – говорит Андрей Сметанин. – А мы понимали, что если продолжим выдавать деньги, то просто разорим кооператив, это тупик, и выплаты приостановили».

Тогда судебные приставы наложили арест на денежные средства и всё имущество кооператива стоимостью около 100 млн рублей, хотя сумма долга ТКС перед своими кредиторами на тот момент была в пять раз меньше. В результате они полностью заблокировали возможность продажи имущества кооператива, чтобы вырученные средства направить на погашение долгов.

Как раз в этот момент сформировалась группа находчивых людей, которая через переуступку долгов кооператива перед пайщиками, решила воспользоваться таким решением приставов и с помощью процедуры банкротства захватить имущество кооператива, вспоминает Александр Бондарев (оказывал юридическую поддержку ТКС с начала возбуждения процедуры банкротства). По его словам, они дважды подавали в суд заявление о банкротстве ТКС с целью поставить во главе кооператива своего арбитражного управляющего, результат таких действий мог быть только один – банкротство кооператива и реализация имущества по заниженным ценам: «Интересы пайщиков при таком варианте развития событий стоят на последнем месте. Пришлось оперативно урегулировать эту ситуацию и рассчитаться с заявителями по всем обязательствам».

«Сразу после этого было принято решение самим подать иск о банкротстве, чтобы защитить ТКС и добиться назначения своего грамотного внешнего управляющего», – рассказывает Андрей Сиднев. Такой иск был подан в Арбитражный суд Кемеровской области в 2010 году. Постепенно в реестре кредиторов оказались больше 100 человек с требованиями о возврате средств на 20 млн руб.

В июле 2011 года арбитражный суд ввёл одну из процедур банкротства – наблюдение. Это решение позволило снять арест с имущества и расчётного счёта кооператива. Временным управляющим был назначен Владислав Цицилин, который также является председателем правления одного из кредитных кооперативов в г. Камышин в Волгоградской области (входит в систему «Народных касс»). «Он был практически единственным человеком, который понимал особенности работы кооперативов, и мог осуществлять деятельность арбитражного управляющего. Как правило, никто не хочет заниматься процедурой банкротства кооператива, все боятся брать на себя ответственность, общаться с пайщиками. Владислав Анатольевич осуществлял стратегическое руководство, а регулярные приезды и общения с кредиторами и пайщиками постепенно устранили напряжение в этой сложной ситуации», – рассказывает Андрей Сметанин.

«У меня был опыт работы и знания в сфере осуществления процедур банкротства, я не захотел оставаться в стороне, нужно было оказать посильную помощь коллегам по кредитной кооперации. А также было интересно испытать свои силы в антикризисном управлении, – рассказывает Владислав Цицилин. – Как правило, действия арбитражного управляющего в деле о банкротстве сводятся к тому, чтобы выйти на процедуру конкурсного производства (т. е. на распродажу всех ликвидных активов и списание дебиторской задолженности), в ситуации с ТКС стояла задача восстановить платёжеспособность организации, а это сложнее».

До этого случая Владислав Цицилин не проводил процедур банкротства именно кредитных кооперативов, но так как после кризиса 2008 года по этому рынку прокатилась волна банкротств, все нюансы и особенности были ему знакомы.

ЧТО ПРОИСХОДИЛО С ДРУГИМИ КПК ПОСЛЕ КРИЗИСА 2008 ГОДА

«В непростой ситуации, когда в панике пайщики единовременно решили забрать свои сбережения, оказались многие кредитные кооперативы. Причём одни оказались в трудной ситуации, потому что их руководители тратили свободные денежные средства сберегателей на игру на фондовом рынке или вкладывали средства в операции с недвижимостью, а другие участники рынка – уже по цепной реакции: к ним пришли пайщики после публикаций в СМИ о банкротствах КПК, обманутых членов кооперативов, уголовных делах и скрывшихся руководителей», –вспоминает Андрей Сиднев.

В электронной картотеке дел на сайте Высшего арбитражного суда только за 2010 год (более ранних данных нет) фигурируют более 1300 дел о банкротстве с участием кредитных кооперативов. Статистика результатов банкротства печальна. По действующему тогда Закону «О несостоятельности (банкротству)» требования пайщиков могли быть удовлетворены только в последнюю очередь. «За три кризисных года, как правило, в лучшем случае пайщикам удавалось вернуть не более 3-5% от суммы своих сбережений», – говорит Андрей Сиднев.

По его словам, главная причина случившегося – это неграмотные действия во время кризиса, полное непонимание происходящего и полное отсутствие финансовой поддержки КПК со стороны государства в отличие от банков. Вот, например, только несколько первых антикризисных мер, которые были приняты для спасения банковской системы страны. «В России одной из первых мер по поддержанию ликвидности банков стало решение Банка России о снижении нормативов обязательных резервов. Эта мера позволила за два месяца 2008 года (сентябрь и октябрь) «разморозить» более 360 млрд руб., находившихся на счетах в Банке России. <..> Ключевую роль в насыщении банковского сектора ликвидностью сыграла реализация Банком России программы беззалогового кредитования. <..> Всего в период наиболее острой фазы кризиса задолженность банковского сектора перед Банком России превышала 3 трлн руб., что составляло на тот момент 12% совокупного объёма банковских пассивов», – пишет в своей статье генеральный директор государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» А.В. Турбанов в журнале «Деньги и кредит». Избежать паники среди населения и значительного оттока вкладов из банковской системы позволило решение об увеличении суммы возмещения по вкладам c 400 до 700 тыс. руб. для страховых случаев, наступивших после 1 октября 2008 года.

По оценке Андрея Сиднева, после кризиса свою деятельность прекратили около 30% всех участников российского рынка кредитной кооперации, часть руководителей оказались в тюрьме, а многие серьёзно подорвали своё здоровье.

ОЦЕНКА СИТУАЦИИ СО СТОРОНЫ

«После проведения обязательного анализа финансовой и хозяйственной деятельности ТКС за два года до подачи заявления в суд о признании кооператива банкротом, знакомства с сотрудниками организации, общения с пайщиками, у меня появилась уверенность на благоприятный для сберегателей и пайщиков исход проведения процедуры банкротства», – вспоминает Владислав Цицлин. По его мнению, контролируемую процедуру банкротства нужно было вводить двумя годами ранее. Т. е. как с больным человеком, чем раньше начнёшь лечить, тем быстрее и легче пойдёт процесс выздоровления. Кооператив просто «проедал» имеющиеся активы, имущество было арестовано судебными приставами, имелась громадная дебиторская задолженность, от взыскания которой и гасились требования сберегателей, выплачивалась зарплата персоналу.

Сначала пайщики особо не разбирались в юридических аспектах процедуры. Проводились многочасовые встречи и собрания как с кредиторами, так и пайщиками. «Мы пытались достучаться до сознания каждого кредитора, объясняя им, что если сейчас в этот период они не проявят терпение и понимание, то кооператив перестанет существовать в принципе. Я считаю, что, во-первых, нам удалось сдержать вал подачи заявлений на установлении требований в реестр. Во-вторых, на первом собрании, нам удалось убедить большинство кредиторов ввести процедуру банкротства – внешнее управление, направленную на восстановление платёжеспособности кооператива. На последующих этапах мы объясняли пайщикам и кредиторам необходимость и значимость такой меры восстановления платёжеспособности как мораторий на удовлетворения требований кредиторов. И с каждой последующей встречей с пайщиками наши предложения находили всё больше понимания и поддержку. Такой успех я связываю непосредственно с работой коллектива ТКС, костяк которого не разбежался и продолжал работу непосредственно с каждым пайщиком, пришедшим за своими сбережениями».

В результате большинством голосов кредиторы утвердили процедуру внешнего управления сроком на 18 месяцев, а Владислав Цицилин стал внешним управляющим.

ПОМОЩЬ КОЛЛЕГ

Огромный вклад в восстановление работы ТКС внесли коллеги из системы «Народных касс». «ТКС был честным и порядочным кооперативом, работающим в соответствии с философией кредитной кооперации. Когда я встречался с его пайщиками, я понял, что у ТКС очень хороший имидж, ему доверяют. И это было одной из первых причин, почему мы были заинтересованы в восстановлении его работы. Кроме того, ТКС был одним из крупнейших в России, и от его судьбы зависели не только конкретные люди, но и отношение ко всей системе кооперации в стране», – объясняет Андрей Сиднев.

Практически сразу из системы «Народных касс» была организована группа специалистов, которые всегда находились на связи с сотрудниками ТКС, отвечали на их вопросы и помогали принимать решения, как поступать дальше. С их помощью была разработана программа мер по восстановлению платёжеспособности ТКС, которая включала:

— сдачу в эксплуатацию многоквартирного дома и продажу квартир в нём;

— взыскание части долга по решения суда со строительной фирмы, допустившей нарушения при строительстве дома;

— продажу первого этажа центрального офиса ТКС;

— активацию деятельности по взысканию задолженности с заёмщиков ТКС;

— организацию работы, чтобы начать выдавать займы и получать доход.

Вместе неоднократно обращались к судебным приставам с просьбой наладить конструктивное взаимодействие с кооперативом и начать работу по возврату долгов от заёмщиков ТКС. Вместе принимали участие в общих собраниях кредиторов ТКС, которые проводили каждые три месяца.

Разъяснительную работу с пайщиками помогали вести и руководители других кооперативов из системы «Народных касс», в том числе председатель правления КПК «Единство» Сергей Боровик, директор КПК «Первый Томский» Евгений Седлецкий. Андрей Сиднев в открытом письме к пайщикам ТКС, опубликованном в одной из местных газет, рассказывал о текущей ситуации, принятых мерах и призывал не банкротить окончательно ТКС.

Важным моментом для восстановления работы ТКС стало решение кооператива второго уровня «Центральная народная касса» (далее – ЦНК, входит в систему «Народных касс») об открытии для ТКС кредитной линии сначала на достройку дома, а потом на выдачу займов пайщикам ТКС.

«В течение трёх лет мы принимали активное участие в жизни ТКС в очень тяжёлых финансовых и эмоциональных условиях», – вспоминает директор ЦНК Андрей Шардаков. По его словам, благодаря общей работе «Народных касс», очень грамотного внешнего управляющего, открытости ТКС перед пайщиками, работе со СМИ, люди понимали, что за ними стоит целая система. «Всё это сыграло очень серьёзную роль в восстановлении ТКС», – отмечает он.

«Аппарат управления ЦНК всегда поддерживал наши решения, вносил свои предложения, критиковал за работу. Именно так, по моему мнению, и должен вести себя в такой ситуации кредитор. В коллективе ЦНК было полное понимание того, что должник и кредитор – это одно целое, и если кто-то начнёт на себя тянуть одеяло, то замерзнут все», – добавляет Владислав Цицилин.

ПОДДЕРЖКА ПАЙЩИКОВ

Пайщица ТКС Зоя Гавриловна Гросс активно защищала ТКС. «Я много лет руководила потребительским обществом, брала займы у ТКС для предприятия, а потом и сама стала его членом. Поэтому всю систему работы кредитного кооператива знаю не понаслышке», – говорит она. По её словам, ТКС удалось спасти благодаря открытости, честности и упорству как всех специалистов их «Народных касс», так и Андрея Сметанина: «Мы же видели все расходы и доходы ТКС, мы видели, как живёт наш руководитель и его семья. Для меня было понятно, что Андрей Сметанин – человек слова и дела, и нет его вины, что строители дома оказались недобросовестными, и что начался кризис», – считает Зоя Гавриловна.

Зоя Гавриловна выступала на общих собраниях, объясняла, что будет в случае банкротства ТКС. Она встречалась с другими кредиторами, обсуждала, что сделать, чтобы сохранить кооператив. И еще, по ее словам, очень не хотелось, чтобы ТКС повторил судьбу других кооперативов из соседних регионов, пайщики которых почти ничего не смогли вернуть после признания их КПК банкротами.

Другая пайщица ТКС Наталья Александровна Шунк говорит, что кооператив рос на глазах всего посёлка, а Андреем Сметаниным было вложено в него столько сил и упорства, что нельзя было сомневаться в его порядочности. «Вначале, конечно, было тревожно, но потом мы видели, что нас никто не бросает, все стараются помочь. И еще важно, что долги стали возвращать, исходя из одинаково установленного для всех процента, независимо, какой объём сбережений пайщик передал ТКС. Особенно это было приятно для пожилых людей с небольшими суммами», – говорит Андрей Сметанин.

МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ

В июне 2013 года, исходя из результатов отчёта Владислава Цицилина, пайщики-кредиторы приняли решение продлить процедуру внешнего управления ещё на полгода.

К 1 ноября 2013 года благодаря принятым мерам по восстановлению платёжеспособности кооперативу удалось вернуть от заёмщиков 6,11 млн руб., от продажи имущества получить 18,9 млн руб., завершить строительство дома и сдать его в эксплуатацию, выдать новых займов на 17,9 руб., выйти на уровень ежемесячного дохода в 650 000 руб. И впервые после введения процедуры банкротства кредиторам удалось вернуть часть долга по договорам личных сбережений на сумму почти 4,7 млн руб.

По словам Андрея Сметанина, после общего собрания 15 ноября 2013 года мировое соглашение с ТКС согласились подписать 58% кредиторов (по закону достаточно 50%), и в середине января 2014 года суд должен утвердить это решение.

Общая сумма задолженности ТКС перед пайщиками на момент подписания мирового соглашения составляла 34 млн руб. По его условиям, сберегатели будут получать свои деньги частями ежеквартально на протяжении пяти лет. «Мировое соглашение позволяет работать кооперативу, и из полученного дохода погашать задолженность без уменьшения рабочего портфеля выдаваемых займов. А также спокойная продажа непрофильных активов именно по рыночным ценам, позволит привлекать дополнительные денежные средства», – отмечает Владислав Цицилин.

НОВАЯ ЖИЗНЬ

«Мы выиграли только юридически эту борьбу за сохранение кооператива, но ещё остаётся много экономических вопросов», – говорит Андрей Шардаков. По его словам, самое важное в этой истории, что желание пайщиков объективно подойти к вопросу, не обанкротить ТКС, а наоборот сплотиться и постараться его сохранить.

Из-за введённой процедуры банкротства ТКС есть большая вероятность, что данный кооператив вряд ли сможет стать членом СРО, а это значит – не сможет вести полноценную деятельность, поэтому было принято решение открыть новый кредитный кооператив. Он станет членом СРО «Народные кассы-Союзсберзайм» и откроет 2-3 офиса в том числе и соседних населённых пунктах. Для начала работы «Центральная народная касса» готова обеспечить финансовую поддержку, и за счёт этих денег кооператив сможет предоставлять целевые займы по программам с использованием средств материнского капитала, говорит» – Андрей Сиднев. А через полгода, став членом общества взаимного страхования, войдёт в систему страхования сбережений и начнёт уже принимать личные сбережения граждан.

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ В ПРОЦЕДУРЕ БАНКРОТСТВА ДЛЯ КПК

«На протяжении нескольких лет, пока шли разбирательства в ТКС в законодательство, касающиеся банкротства кредитных кооперативов, были внесены две очень важные поправки», – обращает внимание Александр Бондарев.

Во-первых, вступил в силу № 190-ФЗ «О кредитной кооперации». Ст. 32 этого закона устанавливает, что «обращение взыскания на денежные средства и иное имущество кредитного кооператива в части, соответствующей сумме основных обязательств кредитного кооператива по договорам передачи личных сбережений, не допускается». Это означает, что судебные приставы не имеют права накладывать арест на имущество и расчётные счета кооператива, если у него есть обязательства перед пайщиками.

Также № 190-ФЗ вводит обязательные для соблюдения нормы, которые позволяют обеспечить финансовую устойчивость кредитного кооператива.

Во-вторых, внесены поправки в Закон «О несостоятельности (банкротстве)», которые устанавливают, что по обязательствам перед пайщиками кооператив рассчитывается в первую очередь.

«Но, тем не менее, остаётся нерешённым один из важнейших вопросов, связанный с защитой сбережений пайщиков, как в банковской сфере. И до сих пор кредитные кооперативы полностью зависимы от настроения сберегателей, это главный риск нашей деятельности, – обращает внимание Андрей Сиднев. – Поэтому надо всем участникам рынка активней создавать систему страхования сбережений через общества взаимного страхования». Сегодня в России на рынке кредитной кооперации работают два ОВС – «Народные кассы» и «Национальное общество взаимного страхования».